Страх, паника и фобия становятся для некоторых людей частью жизни. Различная степень тяжести этих расстройств определяет возможности человека находиться в обществе без помощи других людей. Эти расстройства влияют не только на того, человека, кто ими страдает, но и на все его окружение. Расстройства могут быть следующих видов:
• панические приступы,
• агорафобия (боязнь находиться в местах или ситуациях, из которых трудно выбраться (или это неудобно), и в которых не будет оказана помощь в случае развития панического приступа),
• навязчивости,
• ипохондрия (безосновательный страх перед развитием тяжелого заболевания при физическом здоровье или навязчивые мысли об имеющемся мнимом заболевании).
Обычно тяжелые фобические расстройства появляются и осложняются на основе сомнений и мыслей относительно того, что человек может почувствовать себя плохо. Такие мысли могли возникнуть без всякой кажущейся очевидной причины, или же после реального испуга, который впоследствии привел к частым мыслям о том, что человек может почувствовать себя плохо. И, как следствие, возникают вопросы: «кто мне поможет, если мне станет плохо?», «как я буду выглядеть, если мне станет плохо?» и т.п. При этом начинают пугать любые соматические реакции (сердцебиение, учащенное дыхание, сонливость, потливость и т.п.). Таким образом, человек приходит к мысли, что определенные ситуации вызывают сильные эмоциональные реакции и соответствующие им телесные ощущения. Он начинает избегать ситуации или сбегать из них или пытается контролировать реакции своего организма с тем результатом, что симптомы все усложняются и обостряются.
На самом деле, формирование фобии определяется не изначальным событием, а всеми теми действиями, которые предпринимает человек для избегания возникновения страха. Это значит, что предпринятые попытки избегания страха приводят к обострению самой симптоматики и к тому, что она формируется на более тяжелом уровне. На этом уровне человек достигает того состояния, которое можно назвать «беспомощность».
При попытке справиться с агорафобией, обычно предпринимаются попытки: избегания и обращения за помощью к близким людям. Эти две попытки решения своей проблемы постепенно приводят к полной неспособности к удалению от собственного надежного места, также как и полной неспособности делать что-либо самостоятельно без чьего-либо сопровождения. Когда подобная система многократно повторяется, она становится устойчивой поведенческой реакцией и подпитывает саму себя.
Для начала панического расстройства обычно характерен изначальный эпизод, реальный или воображаемый, при котором появились сильные телесные ощущения тревоги (приступ тахикардии, обморок, чувство умственного хаоса, учащенное дыхание и т.п.) или сильный страх почувствовать себя плохо. Подобный первый опыт приводит к попытке контроля над собственными функциями организма с тем очевидным результатом, что последние начинают плохо функционировать или блокируются. Таким людям в большинстве случаев хотелось бы контролировать свой страх перед этим расстройством. Но контроль только подпитывает страх, вплоть до осознания самого страха пред страхом. Предпринятые попытки помощи со стороны близких людей дают подтверждение «серьезности» расстройства. К этому следует прибавить психиатрическую классификацию приступов паники, как расстройства, вызванного органическими причинами. Подобное наклеивание ярлыка поддерживает и в некоторых случаях обостряет проблему.
При расстройстве, связанном с навязчивостями, человек сталкивается со страхом, которым ему не удается управлять или которого он хочет избежать. Он начинает выполнять некоторые ритуалы, которые, по его мнению, способны побороть его неуправляемый страх. Выполнение ритуалов дает краткую иллюзию контроля над страхом, но именно в силу этого своего эффекта побуждают пациента совершать эти действия чаще и чаще.
При ипохондрической фобии имеет место первый эпизод страха заболеть тяжелой болезнью, случившийся вслед за реально перенесенной болезнью или болезнью, перенесенной близким человеком, либо просматриванием, прочитыванием или прослушиванием из различных источников симптомов, являющихся показателями особо тяжелых заболеваний. На основании этого человек начинает навязчиво прислушиваться к себе в поиске всевозможных физических показателей предполагаемой болезни. Попытка контролировать свой организм приводит к восприятию изменений в самочувствии, что приводит к заострению навязчивого внимания, которое в свою очередь усиливает восприятие изменений в самочувствии. В поисках подтверждения своих опасений, человек начинает ходить по врачам и проходить большое количество обследований. Отрицательный медицинский диагноз парадоксальным образом, вместо того чтобы уменьшить или свести на нет страх и навязчивые мысли, подпитывает их. Страдающий ипохондрией человек, подвергается такому стрессу из-за постоянного ожидания болезни, что у него зачастую развиваются самые настоящие психосоматические расстройства.
Во всех вышеперечисленных расстройствах есть общие черты – возникновение и устойчивое поддержания гомеостаза проблемы, особая сопротивляемость к изменениям.

В настоящее время существует способ вернуть людей с такими видами расстройств к нормальной жизни. Для этого применяется особый подход, который базируется на проведении краткосрочной стратегической терапии.

Для того, чтобы справиться с этими проблемами с помощью специалиста-психолога, обычно требуется около десяти сеансов и четкое выполнение всех предписаний и заданий.